';

Понарожают… Или почему многодетная семья – помеха для «нормального» человека

"Мы всем мешаем..." Открытие многодетной мамы

 

Когда мой муж защищал докторскую диссертацию, меня предупреждали о многом: о том, что он уйдёт в депрессию, о том, что сам по себе статус доктора наук не принесёт почёта, уважения и денег; о том, что теперь он забросит науку и так далее. Но случилось другое: он не ушёл в депрессию, денег стало меньше, а открытые ранее двери – закрылись.

Когда мы решили рожать третьего ребёнка, нас предупреждали об опасностях: нехватки денег, времени, о непомерной организационной ноше, которую мы на себя взяли, и о многом другом. Но нас не предупреждали о том, что с появлением третьего ребёнка мы резко станем мешать миру. Соседям и водителям маршруток, продавцам магазинов и таксистам, даже родные и близкие, а также друзья и подруги стали относиться к нам иначе. Удивительно, но те, кто вполне терпимо и даже дружелюбно относился, когда у нас было двое несносных сорванцов, совершенно изменили отношение, когда к ним добавилась малышка, которая и ходить то толком ещё не умеет.

Это было неожиданно. Это было странно. И удивительно.

Конечно, мы задались вопросом: почему? Интересный ответ мне случайно попался в статье психолога Елены Девяткиной. Она объяснила, что детей рожают те, кто чувствует себя альфой. А кто не чувствует – не рожает. В том числе, это может проходить на бессознательном уровне: например, женщина не может забеременнеть, потому что не чувствует своего мужчину альфой… Наверное, не защитил бы мой муж докторскую диссертацию, и я бы не решилась на этот отважный шаг – в «каменных джунглях» родить третьего ребёнка.

Кто не чувствует себя альфой только плодится, а кто чувствует – ещё и размножается. Когда мы только воспроизвели сами себя (два супруга – два ребёнка) – мы ещё не вышли за пределы среднестатистического гражданина. А вот когда появился третий – всё. Мы перешли в другую группу. Те самые многодетные, о поддержке которых говорит государство и церковь. Не вдаваясь в подробности региональной поддержки многодетных семей, фактически недоступной для простого человека, смело заявляю: никакой поддержки у нас нет.

Более того, мы представляем собой опасность для обычной нуклеарной семьи. И вот почему.

Во-первых, нам требуется больше ресурсов.
Это факт. Каждый человек ищет ресурс для выживания, и рождённый в многодетной семье, которая самим фактом своего существования делает каждого индивидуума в ней сильней ровно во столько раз, сколько человек в семье, оказывается гораздо сильней человека-одиночки, которому не на кого опереться. Это справедливо для всех сфер жизни – от пространства в многоквартирном доме, в котором мы пол коридора занимаем своими колясками и велосипедами, до однозначной и безапелляционной защиты «своих» всеми членами семейной «банды».

Во-вторых, мы оказываемся более выживаемы за счёт взаимопомощи.
Ну нет у моих старших детей возможности не помочь мне с младшими – просто тогда мы не выживем. И все это понимают. И у младших нет возможности получать сразу всё внимание родителей, взращивая эгоизм. Им просто приходится научиться терпению. А это означает, что они становятся более выживаемы в обществе. Они лучше устанавливают контакты и охотнее участвуют в общественной жизни, за что более приняты и любимы. Быт в выросших многодетных семьях оказывается гораздо проще, чем в однодетных, потому что есть возможность разделить обязанности. Сравните ситуацию, где мама работает, убирает, стирает и детей воспитывает с ситуацией, когда мама готовит, дочка убирает, а средний развлекает младшего. И сказки про «право ребёнка выбирать, чем заниматься» заканчиваются, когда мы презентуем безусловную развивающую функцию семейного разделения труда. Когда мой средний сын развлекает младшую дочку, чтобы я успела приготовить обед, он в это время учится петь, играть, чувствовать другого, а также играет в ролевые игры, разыгрывая целые спектакли перед малышкой, которая весело заливается от его забавных сценок. Но главное – он учится решать поставленную задачу своим уникальным способом, открывая в себе способности, которые в ситуациях полного комфорта и «наделенности» (в противоположность обделённости) могут и не проявиться вовсе.

В третьих, мы оказываемся более счастливыми и довольными жизнью.
С одной стороны, у нас больше ограничений – финансовых, пространственных, да и психологических: трудно уделить внимание всем сразу в полном объёме. Но с другой – когда кому-то нужна помощь, помогают ему сразу четверо. А это куда больше, чем всецелое внимание одной мамы. У нас очень насыщенная жизнь: скука, тоска, одиночество – это не про нас. Да, бывает трудно отдохнуть, но и с этим, как ни странно – легче. Моя соседка сходит с ума от целого дня сидения с ребёнком. Ей не на что отвлечься, и все потребности дочки ей приходится удовлетворять самой. Покормила – поиграла – погуляла – уложила спать – позанимала – покормила – муж пришёл. Я не верю, что взрослый человек не имеет потребности побыть в одиночестве. Я не верю, что можно не сойти с ума от бесконечных прогулок с ребёнком, даже если они очень развивающие, и очень подготовленные мамой. У нас же в принципе нет однообразных дней. Каждый день – что-то новое. Причём, я могу себе позволить проваляться весь день с книжками, головной болью, или детьми, а могу – уйти на мастер-класс по гончарному делу. В итоге – довольны все: мои дети хотят ещё как минимум пять братьев и сестёр, я совершенно счастлива в таком большом семействе, у меня нет невроза на тему самореализации, недоданной любви, или мечтаний о том, кем сделать ребёнка. И вот это ощущение – большого комка любви, в котором я постоянно пребываю – придаёт столько радости, так наполняет счастьем, что, вспоминая свою одинокую жизнь, я прихожу в ужас…

В-четвёртых, в многодетной семье временной ресурс расходуется гораздо эффективнее.
Например, потребность поиграть дети реализуют друг с другом, и мне не приходится играть в бесконечные машинки и куколки, а также не приходится играть в прятки и догонялки – только если  самой хочется разделить эмоции с детьми. Процесс обучения автоматизирован: старший просто в игре научил среднего читать, считать, есть, вместе они изучили цвета и технику сбора пазлов, в шахматы они учатся играть параллельно, музыке – тоже. Поэтому у меня остаётся время и отдохнуть, и поработать, и пообщаться с подругами! При этом из нашей насыщенной жизни уходит много лишнего – мы не мучаем детей развивашками и ненужными уроками, но, если видим, что это важно и ценно ребёнку – всячески помогаем. В итоге – у них нет перенапряжения, но есть реальные успехи в том, что нравится. И это куда более конкурентоспособно, чем у одиноких детей, родители которых все свои силы вкладывают в вылепливание из малыша собственного идеала, стараясь "додать".

Ну и в-пятых, ежедневные трудности, с которыми мы встречаемся, дают отличную закалку.
Звук перфоратора для нас – это уже как соловьиная трель. Причём интересно, что, когда ребёнок был один, любой посторонний шум воспринимался как посягательство на нашу личную жизнь, малыш плакал, а мы ругались с соседями, а теперь – это просто проявление мира вокруг… И, если обращать на него внимание, так можно и не выспаться… Лучше ну его. Поспим. Если дети не научатся одеваться сами – мы просто не выйдем гулять. Если кто-то устраивает истерику, то вся семья рискует остаться без выезда к любимой бабушке. Ну а уж когда на детской площадке малыши отнимают игрушки у моих старших, они, уже собаку съевшие на этой теме в семье, начинают с «обидчиками» играть. И проблема решается сама собой.
Так вот. Мы, более выносливые, более адаптированные к жизни, более счастливые и сильные – начинаем раздражать «нормальные» семьи. Мы вышли из этого круга «одиночек» и перешли в другой – в многодетный. А там удивительным образом открылся мир совершенно других отношений. Там все дети – общие. Там люди не считаются своими сумками, когда надо малыша посадить на колени. Там одно яблоко делят на всех присутствующих детей, и вещи там не продают на авито. Они кочуют от одних к другим, перемешиваясь и доставаясь тем, кому в данный момент надо. Там трудности – общие. Там на решение проблем приходит сразу пять человек, и помогают делом, а не советом. Я только заглянула туда. И мне там нравится.

С момента защиты докторской диссертации мужа прошло два года. Освоившись на новом уровне в новом статусе, он потихоньку стал расти: из «только-что-защитившегося» стал превращаться в «начинающего доктора». Он начал выполнять функции в новом статусе, и всё стало налаживаться: и проекты стали получаться, и финансы расти, и книжки издаваться, и так далее. Депрессии у него так и не наступило, и я надеюсь, что в многодетном статусе мы тоже скоро научимся жить, не раздражая своим существованием «нормальный» однодетный мир. Тем более – нам есть у кого учиться.
PS А помощь от государства нам, конечно, нужна, но не та, которую декларируют… Нам бы доступа к бесплатному дополнительному образованию (увы, оно фактически отсутствует), удобной медицины (я так и не могу попасть на приём с малышком, потому что для записи к врачам надо пройти шесть кругов ада) и нормального транспорта (в нашем городе нет транспорта, где можно нормально ездить с детьми). Этого достаточно… Остальное мы сами сможем.